Сергей Санович (homo_loquens) wrote,
Сергей Санович
homo_loquens

Жаркое лето 2010

глазами @planca

аргентина 1951 год

в понедельник на протестующих против вырубки химкинского леса экологов нападают националисты. через два дня антифашисты приезжают в химки и бьют окна администрации города - за бездействие. на следующий день памфилова уходит из президентского совета по правам человека. в пятницу вечером на таганку, где празднует день рождения, приезжает два автобуса омона и кладет лицом вниз на доски причала 40 человек журналистов, фотографов, студентов и аспирантов, потому что среди них есть человек, который снял на камеру, как антифашисты бьют окна администрации города химки. через три часа всех отпускают со словами “извините, нам сказали, что у вас есть огнестрельное оружие”. человека, который снял, как бьют окна администрации города химки, возят по отделениям 12 часов, обыскивают квартиру, забирают компьютер и отпускают. его статус в этом расследовании - свидетель. еще раз: свидетеля, который снял, как бьют окна администрации города химки, возят по отделениям 12 часов, обыскивают его квартиру, забирают компьютер и к шести вечера субботы отпускают.

в этом время на триумфальной, где 31 июля собирается уже больше тысячи человек, в громкоговорители кричат, что все пришедшие участвуют в нарушении закона и привычным жестом забирают 72 из них. мы с ленкой и сановичем уходим с площади пообедать, и все полтора часа наш разговор внимательно слушает усатый эфсбэшник в штатском, и глядя на него, я едва удерживаюсь, чтобы не начать по большому секрету рассказывать коллегам, что погром в химках организовала спикер движения “наши” мария дрокова. в это время спикер движения “наши” мария дрокова подписывала заявление в прокуратуру с просьбой проверить действия свидетеля по делу о битье стекол химкинской администрации, который в день рождения на причале сжег книгу со статьями и выступлениями первого заместителя руководителя администрации президента России Владислава Суркова.

в воскресенье “коммерсант” готовит заметку о том, как прессуют журналистов, описавших битые стекла администрации химки. в понедельник оперативники приходят в редакции этих корреспондентов.

если кто-то из участников событий последней недели не читал “экзамен” кортасара, им не придется этого делать: все описанное там происходит с ними сейчас. и еще им не нужно читать “три дня” шлинка, чтобы узнать, что с ними будет дальше.

Стараясь не разбудить Клару, которая спала неспокойно, все время ворочалась и стонала, он подошел к окну и закрыл его. Туман пах жареными каштанами, хлором. «До чего густой, просто невероятно, – подумал Хуан. Он внюхивался в него с удивлением. – А может, репортер прав и это что‑то новое», – подумал он. Ткнувшись носом в оконное стекло, он увидел сквозь щели жалюзи дом напротив, улицу, мутный фонарь в огромном светящемся нимбе.

На улице еще не совсем стемнело, свет, казалось, падал сверху. Квартал тонул в тумане, люди выныривали из тумана, переходили через улицу или останавливались на углу (несколько человек уже стояли там и тихо разговаривали). Человек на другой стороне осторожно раскуривал сигарету. Репортер некоторое время рассеянно смотрел на него. На лицо, на руки налипала влажная, вязкая пленка. Казалось, будто ты грязный.

Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments