Лицеист

(no subject)

Слушайте, друзья-либертарианцы, а кто есть жж-юзер arbat? Нет, я даже знаю его тщательно скрываемое имя, но меня интересует - это литературный персонаж или живой человек? Он вообще вменяем? Я тут зачем-то решил поспорить с ним о демократической и республиканской партии - мало того, что он меня забанил через две реплики, они теперь там с его поклонниками ведут обо мне разговоры типа:

(arbat) - Вы отвечаете, как будто это осознанно написанный текст, а не просто поток сознания.

(поклонник) - Ну, другие могут прочитать и поверить. А сознанием здесь и не пахнет - просто органчик, выплеснувший слоганы с дэйлибист [сайт журнла Ньюзвик]. Некоторым русским нужно не только запретить владеть оружием, но и учить английский. Еще порежутся!

Так давно не заходил в жж, и сразу попал на тролля(
Лицеист

Апрельская конференция: как провести популярные реформы?

Когда разваливался Советский Союз, шла активная дискуссия о том, как переходить к рынку. Наиболее известный спор касался того, надо ли проводить реформы быстро и все сразу (шоковая терапия, она же big bang), или постепенно (градуализм). Спор оказался, в целом, умозрительным - реформы или проводили все сразу, или не проводили вообще (это не значит, что к рынку не перешли: просто переход был стихийным, а не управляемым). Гораздо более содержательным и важным оказалась другая дискуссия: стоит ли, если есть такая возможность, оградить реформаторов от влияния сиюминутных политических настроений электората?
Непросто ответить, хорошо это было, или плохо, но российские реформаторы начала 1990-х и начала 2000-х (какими бы разными не были эти похожие по персональному составу команды) имели общую привилегию: за ними, а точнее перед ними, стояли супер-популярные и сильные лидеры, которые могли оградить реформаторов от народного гнева. Ельцин и Путин имели достаточный политический вес, чтобы у их министров-реформаторов были развязаны руки. Благодаря этому и в начале 1990-х, и даже в начале 2000-х (хотя и в сильно меньше степени) самые очевидные и необходимые реформы удалось провести, что дало России полтора десятилетия устойчивого экономического роста.

Начало 2010-х гг. отличается от ситуации десяти- и двадцатилетней давности тем, что сильного и популярного лидера во главе страны нет. Нет ни мандата на реформы, ни развязанных рук. Нелегетимная власть - это ведь не только аморально, это еще и очень неэффективно. Особенно если власть нуждается в доверии общества для институциональных преобразований. Как быть? Соавтор переработанной "Стратегии-2020" Ярослав Кузьминов сразу предупреждает: дискуссия о реформах в такой ситуации обязательно выйдет за пределы приемлемого для экономистов, наиболее эффективные решения могут быть отвергнуты. Принятые решения должны быть популярны у населения. Как могут быть популярны у населения, необходимые по чисто демографическим причинам, повышение пенсионного возраста и приглашение гораздо большего числа мигрантов, сказать трудно. Сокращение раздутого бюджетного сектора вряд ли понравится как бюджетникам, так и потребителям их услуг. Децентрализация, если ее реально проводить, повысит неравенство между регионами (то есть, "недовольных" регионов станет больше), и автоматически снизит их лояльность федеральной власти. Все это не очень страшно, если власть устойчива и популярна. Если власть, как всякий мошенник, боится собственной тени, это более чем достаточный резон не проводить реформы вообще (вариант: проводить их так, как медведевскую "реформу" полиции или заматываемую сейчас выборность губернаторов).

Кузьминов уповает на появление "партии среднего класса" во главе с условным Кудриным, которая будет выступать за фискальную дисциплину и либеральный вариант реформ. Даже если произойдет чудо, и эта партия действительно появится, и даже захватит 20, скажем, процентов политического спектра, не ясно, как это поможет проводить реформы, если большинство политических сил экономически левые, а власть больше всего боится малейших проявлений недовольства. Реформаторам этого цикла в любом случае будет чему позавидовать, оглядываясь на старших коллег: цены на нефть вряд ли вырастут за 10 лет в пять раз, численность трудоспособного населения точно упадет (а все путинские годы она росла), мировая экономика хорошо если не вползет в новую рецессию, свести бюджет с профицитом не получается даже при $125 за баррель. Но больше всего они будут завидовать, уверен, развязанным рукам Гайдара и Грефа. Главные успехи даже первого путинского срока - плоский подоходный налог, например - не просто продвинуть даже в идеальной вестминстерской системе или жесткой автократии (хотя и по разным причинам). В той системе, в которой придется работать сейчас, об этом нельзя будет даже мечтать.

P. S. Вышка как всегда радует чудными людьми. Из нового: у бюста Егора Гайдара все время фотографируются красивые девушки. Как в лучших домах, какой-то праздник факультета экономики рекламирует кислотный Карл Маркс четырех цветов. Наконец, на доске объявлений предлагают встречу "Как поехать на Phd?" с участием юзера terrible_volk. Надеюсь, там рассказывают что-то кроме статистики самоубийств и описания клинических симптомов депрессии.
Лицеист

Эпиграф

* * *

О, как мы любим лицемерить
И забываем без труда
То, что мы в детстве ближе к смерти,
Чем в наши зрелые года.

Еще обиду тянет с блюдца
Невыспавшееся дитя,
А мне уж не на кого дуться
И я один на всех путях.

Но не хочу уснуть, как рыба,
В глубоком обмороке вод,
И дорог мне свободный выбор
Моих страданий и забот.

Февраль — 14 мая 1932

Осип Мандельштам
Лицеист

Оммаж Елене Шмараевой и Олесе Герасименко

Осмысленная судебная хроника - занятие само по себе благородное, требующее литературного мастерства, смелости, познаний в юриспруденции и, что уж совсем большая редкость, терпения. Несколько десятков репортажей о суде над хладнокровными убийцами адвоката Станислава Маркелова и журналистки "Новой Газеты" Анастасии Бабуровой я себе распечатал как книжку, и трудно назвать другую книжку, из которой можно так много узнать о происходящем в России.
Впрочем, иногда, достаточно и одной статьи, даже пары абзацев:

Вечером 18 февраля они [банда убийц-неонацистов] кружили по дворам Ярославского шоссе в поисках Тарона [уголовника, с которым у них были свои счеты]. После нескольких часов [безуспешных поисков], разозлившись, решили "убить любого черного". Как позже выяснилось, до Тарона они не дошли один двор: он действительно праздновал освобождение на "Бабушкинской". А в соседнем дворе студент Максим Костиков собирался ехать домой: он вышел от своей девушки и прогревал машину у подъезда. Костиков был брюнетом. "По-моему, это русский",— засомневался Тамамшев. Но Апполонов подошел к Костикову, спросил номер дома и вернулся со словами "это стопроцентный хач".
[...]
Тамамшев ударил Костикова ножом три раза в спину, три раза в грудь и живот, Апполонов — в печень, но Костиков вырвался. Крики о помощи слышал весь дом. Костиков добежал до Ярославского шоссе, поймал такси, доехал до поста ДПС. Там он рассказал милиционерам, что на него напали кавказские подростки, хотели угнать машину — это занесли в протокол. Ближайший пункт скорой помощи был в двух километрах. Скорую вызывали шесть раз. Костиков выходил, курил, ждал врачей. Когда они приехали, он был уже без сознания, а в больнице умер от потери крови.


Но главное даже не в этом. Главное - это какой-то удивительный иммунитет к популярной философии, которую даже моральным релятивизмом назвать язык не поворачивается, такая она примитивная. Типа здесь говно - и там говно, только называется по-разному. Правозащитник, который борется с расизмом - а чем он лучше расиста, ведь его контора из полутора калек так не похожа на эффективный бизнес, и, о боже, он один раз даже не заплатил 700 долларов налогов с гранта (который налогами облагаться не должен вообще). И уж совершенно ясно, как ему далеко до светлых голов из Комиссий по модернизации, либеральных клубов Единой России и Большого Правительства, у которых тонкие очки, английский без акцента и распил бюджета ведется с HR-менеджером и аудитом, как в бизнес-школе научили.

Левада-центр считает, что в России вырос спрос на авторитеты, на людей которым можно доверять. Говорят, что их мало. Мало, но есть, и очень красивые.
Лицеист

Завтрашние новости сегодня

У меня в браузере 2967 закладок (and counting). Некоторые из них представляют не сиюминутный интерес, поэтому я давно мечтаю ввести у себя в ЖЖ тэг "вчерашние новости сегодня" и порадовать своих читателей интересными артефактами.

А государственный телеканал "Вести 24" выступил в более интересном жанре - "завтрашние новости сегодня". Вот как "журналисты" "информационного" канала видят два завтрашних события в Москве - митинг в защиту Химкинского леса (который проводят одноименное движение, Солидарность и Всемирный фонд дикой природы) и уборку этого леса движением "Наши".

Учитывая, что ни одно из событий еще не состоялось, никакой реальной информации об их проведении, успехе или неудаче быть не может. Именно поэтому, особенно интересны комментарии "журналистов", представленность обеих сторон в сюжете, глубина анализа проблемы и т.д. За отсутствием фактов, мы наблюдаем дистиллированные и полностью очищенные от реальности (которая, как известно, так сложна, что только замутняет картину) профессионализм, честность, точку зрения "журналистов".

Сюжет и сейчас можно посмотреть на сайте "информационного" телеканала: http://www.vesti.ru/videos?vid=295916.




via adagamov.info
Лицеист

Приятные академические новости

Первый раз в жизни пришла просьба написать рецензию для международного реферируемого журнала™ (очень скромного, конечно, по серьезным меркам). И одновременно стало известно, что нашу с Львом Ильичом Якобсоном статью окончательно приняли к публикации в другой международный реферируемой журнал.

Я бы, возможно, и не стал писать об этом, если бы не одно очень приятное обстоятельство. Оно, это обстоятельство, пока не встроено у меня в жж, так что я напишу его от руки. С большим удовольствием напишу:

Current location: Moscow